Iridescent hedgehog
Жизнеспособный организм должен справляться с сегоднем самостоятельно.
Киев. День второй.
Великолепный роман Михаила Афанасьевича Булгакова я перечитывала примерно в двадцатый раз. С детства с липким ужасом относясь к гражданской войне, я люблю вноь и вновь представлять семью Турбиных, которые несмотря на кошмар происходящего собираются в гостинной у самовара, пьют чай и вино, поют и смеются. Увидеть "Дом Турбиных" для меня было одной из главных целей поездки.
Поэтому в пятницу с утра я сидела на телефоне и жалобно лепетала в трубку о том, что мне нужно-нужно-нужно попасть на экскурсию. Что я готова пройти в качестве ребенка, любимого таракана или ручной клади.
- Ну, детка, приходи после праздников, - сочувственно шелестела трубка. - Сейчас к нам проклятые туристы на каникулы приехали.
- Но я тоже приехала на каникулы! И через два дня уезжаю обратно в Ростов.
Трубка заметно смутилась, заверила, что попробует помочь и пошла на штурм экскурсоводов, которые после недолгой борьбы все-таки разрешили нам присоединиться к группе.
И вот мы в "Доме Турбиных". Белые стены, шкафы, цветы, роскошная новогодняя елка с игрушками ручной работы. Кажется, что этот дом навсаегда застыл в моменте "после Рождества", когда уже начал вставать бледный, измученный раной и тифом Алексей, и вся семья снова собралась за кремовыми шторами.
В этом доме живут не только герои романа. Там когда-то жила семья Булгаовых. Семья большая, небогатая, но веселая и дружная, умеющая работать и отдыхать, любить и принимать удары.
Так жили и мы с родителями и братом. И, надеюсь, так будут жить и мои дети. Это ощущение, тепла и радости от того, что все мы вместе, самое главное, что можно дать детям.

P. S. В этот же день мы побывали в киевском аквапарке. В этом огромном помещении царят настоящие тропики. Там влажно, очень тепло и очень здорово. Правда, билет туда стоит какие-то астрономические деньги, но Сережа слишком джентльмен, чтобы меня не пригласить. Поэтому я все-таки смогла оценить великолепия водного мира, наплаваться и накричаться, спускаясь с головокружительной высоты горок.